20:33 

Линии верности, окончание

Mavka_Elza
Глава 15

Весь вечер Филипп посвятил звонкам и сообщениям, которые отправлял на телефон Уильяма. Понятно, что еще слишком рано говорить о продолжении отношений, но узнать, как тот добрался до дома, хотелось. Телефон Уильяма был отключен всю ночь.

Филипп бесцельно побродил по квартире, вспомнил, что у него есть адрес электронной почты Уильяма, написал быстрое письмо. Ответа не было. В итоге, чтобы хоть немного успокоиться и поспать, ему пришлось приглушить бутылку вина, давно стоящую без дела.

В субботу Уильям все еще был недоступен.

Решение созрело довольно быстро: нужно отвлечься, дать парню время. А пока можно съездить к матери и сестрам, он давно у них не был. Когда от Логерфельда пришло сообщение с предложением встретиться, Филипп уже проходил паспортный контроль в Хитроу. Отправив ответное смс, что у него личные дела, Филипп и сам отключил телефон.

Мать сегодня работала в дневную смену, поэтому дома его встретили девочки – четыре черноволосые, кареглазые красавицы. Три старшие – Изабелла, Грация и Мария – уже были совсем взрослые девушки. Младшей, Розе, исполнилось всего десять, и она едва начала превращаться в угловатого подростка.

Окруженный их веселыми голосами, забавными историями и непосредственностью, Филипп на время забыл о проблемах. Изабелла рассказывала о колледже, о подружках и о мальчике, который ей понравился.

– Этот Донни постоянно приглашает ее на свидания, – стреляя глазами в сестру, делилась Грация. – А мама говорит, что он сначала должен прийти к нам и представиться.

– Это правильно, – ответил Филипп. – Может, ты пригласишь его на обед, пока я здесь, Белла?

Она покраснела и неуверенно кивнула.

– Ты еще ни разу не приводил к нам свою девушку, – вдруг сказала Мария.

– Потому что некого приводить, – поморщился Филипп и вспомнил об Уильяме. – Хотя, может быть…

Девочки притихли, глядя на него.

– Может быть, совсем скоро, если повезет.

Такой ответ их не устроил, и сестры шумно и наперебой принялись выпытывать подробности. От пытки спасла появившаяся на пороге мать.

– Филипп, дорогой! Ты не сказал, что приедешь.

Он поднялся, чтобы поцеловать ее. Альба Риччи выглядела усталой, но довольной. В ее черных волосах уже появились седые нити, и Филипп про себя с сожалением подумал, что слишком редко видит ее.

– Я сам не знал. Выдались свободные выходные, и я сразу приехал.

– Выглядишь неважно. – Мать всегда отличалась умением говорить правду в лицо, и Филипп вздохнул.

– Работа не из легких.

За ужином Альба завела привычный разговор.

– Вообще я думаю, что тебе не стоило оставаться в Лондоне. Ты мог бы переехать в Дублин и жить здесь. Необязательно с нами, просто рядом. Мы одна семья и должны держаться вместе.

Да, это была любимая фраза матери. Раньше Филипп не вслушивался в ее слова, не хотел их слышать, потому что не мог. Его работа не позволяла. Но теперь… Филиппа держало в Лондоне кое-что другое. Девочки загалдели, поддерживая мать и уговаривая его приехать к ним.

– Я подумаю, – с сомнением сказал Филипп, желания спорить не было. Но если Уильям откажется от него, то, возможно… Нет. Уильям не откажется. Он ему не позволит.

– У Филиппа там подружка, – хмыкнула Мария. – Он не приедет.

Все уткнулись в свои тарелки и хихикнули. Мать строго посмотрела на дочерей.

– Даже если и так, то это его дело. Не стоит быть чересчур любопытными.

Они заканчивали ужин, обсуждая возможный визит Донни завтра на обед, успеваемость в школе и новую работу Филиппа. Филипп давно уже не чувствовал себя таким умиротворенным. Но только до тех пор, пока не остался один.

Ему отвели комнату Изабеллы и Грации, сестры отправилась ночевать к Марии и Розе, чтобы освободить место. Дом у них небольшой, всего три спальни, и пять женщин с трудом здесь помещались. Но они никогда не жаловались и всегда были благодарны Филиппу за помощь.

За дверью скрипнула половица, темноту прорезал свет из коридора. Филипп приподнялся. Мать.

– Еще не спишь?

– Нет.

– Я хочу спросить кое-что, прости, если мешаю, – она присела на край кровати и погладила его по голове, совсем как в детстве.

– Ты не мешаешь, мам, – Филипп откинулся на подушку.

– У тебя точно все в порядке? Ты сегодня выглядел таким грустным…

А ему казалось, что он удачно скрывает свои чувства.

– Все хорошо.

Она помолчала, снова погладила его.

– Я просто подумала о том, что случилось в прошлом году. Ты уверен, что это не повторится?

Она имела в виду их резкий переезд и новые имена. Филипп тогда так и не объяснил, что произошло, сказав только, что им грозит опасность.

– Нет, мам, ничего такого. Это, скорее, личное.

Мать улыбнулась.

– Девушка?

Филипп прикрыл глаза. Хоть один раз он хотел просто довериться кому-то.

– Нет… это парень.

Ее рука замерла на несколько бесконечно долгих секунд. Филипп, кажется, забыл, как дышать.

– И… – она откашлялась. – Хороший парень?

– Самый лучший, – облегченно вздыхая, ответил он. – Я люблю его.

– Тогда, может, привезешь своего парня к нам? Мне бы хотелось увидеть, кого ты выбрал.

***

Все выходные Филипп ждал понедельника со страхом и нетерпением. С затаенной надеждой. Но когда утром собирался в офис, понял, что не хочет туда идти. Не хочет видеть, как Уильям игнорирует его.

Уильям привычно опоздал, но планерки на этой неделе не было, и Элинор выдала им задания, переслав по корпоративной почте.

Филипп с неясным чувством тревоги наблюдал, как Уильям поспешно идет по коридору, ненадолго задерживается, чтобы окинуть взглядом его, Филиппа. Он скомканно поздоровался, бросил сумку на пол и сходу полез в компьютер, делая вид, что Филиппа рядом нет.

Это продолжалось до обеда. В двенадцать Уильям вскочил, как ошпаренный, и кинулся к выходу. Его компанией сегодня снова была Мари.

Филипп разочарованно сжал губы. Это было как раз тем, чего он ждал от Уильяма, чего так боялся. Обида, мелкая месть.

После обеда Филипп написал заявление на увольнение и положил его на стол Элинор. Та отвлеклась от компьютера, на котором что-то увлеченно набирала, и заглянула в бумагу.

– Ого, – она подняла на него удивленные глаза. – Но почему?

– Так надо. Мисс Тернер в курсе.

Новость разлетелась быстро, и коллеги то и дело спрашивали его, сталкиваясь в коридорах, почему он уходит. Филипп отвечал, что по личным причинам. В их маленькой ячейке Уильям, наконец, посмотрел на него прямо.

– Тебе не надо уходить, – хрипло сказал он, и Филипп обратил внимание, что Уильям осунулся, побледнел. – Не спеши.

– Ты знаешь как никто другой, почему я это делаю.

– Он… – Уильям запнулся, опустил взгляд, но продолжил. – Он все еще достает тебя?

– Он писал в субботу. Но я ездил к матери, только вчера вернулся.

Уильям, кажется, вздохнул с облегчением.

– Все равно не уходи пока. Подожди… еще немного.

Филипп молча смотрел на него, на склоненную голову, покрасневшие уши, чуть подрагивающие пальцы на клавиатуре.

– А есть чего ждать? – спросил он, волнуясь.

– Я… не могу ничего обещать. Просто подожди до конца испытательного срока, хорошо?

Филипп отвернулся. Собственно, ему ничего не стоило задержаться еще на две недели.

***

Эти две недели показались ему двумя годами, настолько насыщенными и тревожными они были.

Подготовка к приезду Миядзаки шла полным ходом, отдел рекламы и отдел переводов сбивались с ног, пытаясь успеть сделать все до мелочей и в лучшем виде. Уильям все так же почти не разговаривал с Филиппом, только изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами по работе. Филипп наблюдал за ним. Изменения, которые происходили с Уильямом, ему не нравились: тот с каждым днем выглядел все изможденнее, под глазами залегли темные тени, он потерял в весе – одежда висела на Уильяме, как на вешалке.

Двадцать девятого октября состоялась торжественная презентация новой книги Миядзаки в магазине «Стэнфордс» в центре города. Реклама, запущенная две недели назад, сделала свое дело: интерес к книге был хорошим, покупатели выстраивались в очереди, а на сайте только за первый день продаж было раскуплено девять тысяч экземпляров.

Вечером после презентации в издательстве организовали небольшой фуршет. Гроувз поздравил отдел переводов с успехом. Одри светилась. Настроение у всех было приподнятое. Филипп не особенно долго пробыл на банкете: Уильям ушел рано, а без него ему здесь нечего было делать.

На следующий день Филипп пришел в офис с твердым намерением забрать документы, у входа стояли Элинор и Бет, что-то оживленно обсуждавшие.

– Доброе утро, дамы, – Филипп кивнул им и хотел было пройти мимо, но Элинор задержала его.

– Ты уже слышал новость? – она была не на шутку возбуждена.

– Уверен, ты мне ее сейчас расскажешь, – Филипп вежливо остановился.

– Помнишь мистера Логерфельда? Того, который начальник отдела кадров.

– Ну? – неясное предчувствие сжало внутренности, заставив нахмуриться.

Логерфельд уже две недели не давал о себе знать. Просто исчез с горизонта, хотя Филипп иногда видел его в коридорах. Он не особенно задумывался, почему тот отстал от него, но был рад этому.

– Вчера вечером его арестовали. Угадай, за что? По обвинению в сексуальном домогательстве на рабочем месте!

Филипп так и застыл, не веря. Как? Почему? Элинор говорила что-то еще, но ему словно уши заложило.

– Кто… кто его сдал? – едва очнувшись, спросил Филипп.

– Понятия не имею. Имя пострадавшей не разглашается. Кстати, – тут она очнулась и посмотрела на наручные часы, – нам уже пора. Одри хотела, чтобы ты зашел к ней, как только появишься.


Глава 16

Филипп, несмотря на слова Элинор, сначала бросился разыскивать Уильяма. Почему-то не оставляло чувство, что случившееся – его рук дело. Однако Уильям на работе пока не появлялся, и, проклиная его непунктуальность, Филипп направился к редактору.

Одри встретила его доброжелательно и перешла сразу к делу.

– Итак, Филипп? Что ты решил?

Филипп смотрел на нее, медленно соображая. Он только сейчас начал осознавать, что значил лично для него арест Логерфельда. Возможность. Кто дал ее ему?

– Я думаю… Мне бы хотелось остаться, да.

Одри улыбнулась и кивнула, потянулась к телефону. Через несколько секунд она уже говорила в трубку:

– Я смогла его убедить, Франц. Он хороший мальчик, береги его, а не то заберу обратно. – Посмеявшись над словами собеседника, она положила телефон. – Вот и все. Можешь собирать вещи, Франц уже ждет тебя.

Ошеломленный, взволнованный, Филипп вернулся на рабочее место.

За столом сидел Уильям, привычно ссутулившийся над рукописью.

– Уильям…

– Привет, – он поднял голову, посмотрел на Филиппа и тут же отвел глаза в сторону.

– Что ты наделал? – прошептал Филипп, опускаясь прямо на пол у ног парня. – Что?

Уильям отвернулся.

– Тебе дали должность?

– Одри отправила меня к Францу, – на автомате сказал Филипп, но тут же положил руки на колени Уильяму. – Что. Ты. Сделал?

Взгляд Уильяма метнулся к выходу, потом к Филиппу. Он облизнул пересохшие губы.

– Не здесь. Давай… после работы.

– Я не выдержу. Я жду уже… пойдем.

Филипп рывком поднял его на ноги и подтолкнул в коридор. Под взглядами коллег они спешно дошли до туалета, время еще раннее, и здесь должно быть пусто. Филипп открыл кабинку и затолкнул туда парня.

– Говори. Говори!

– Тише! – Уильям опустил крышку унитаза и сел на нее, вздыхая. Филипп прислонился к двери.

Пространство было маленькое, они соприкасались ногами. Не самый лучший антураж для выяснения отношений. Но Филиппа сейчас волновало другое.

– Как тебе удалось?

– Я… – Уильям зажмурился и заговорил быстро, путаясь в словах и торопясь скорее выговориться. – Я ему… дал понять, что он мне интересен. Хотел перетянуть внимание. Ну и… он повелся. Потом мы… после презентации… пошли к нему в кабинет.

Филипп почувствовал, как начинает задыхаться. О боже, боже… Зачем только он рассказал Уильяму?

– …Я знал, что он будет… ну, полезет ко мне. Взял телефон с собой. Перед тем, как зайти к нему, набрал Гроувза.

– Гроувза?

Уильям быстро взглянул на него из-под ресниц.

– Да. Он ждал, я предупредил его заранее. Ну и… потом все как по маслу. Логерфельд полез ко мне, а я…

Тут он замолчал: снаружи открылась дверь, кто-то вошел, остановился у писсуаров. Филипп и Уильям замерли, почти не дыша. Филипп смотрел на него, лихорадочно думая. Все это выглядит довольно невинно, но… Что успел Логерфельд? Он прикасался к его мальчику? Целовал? Гладил? Заставил его… Еле дождавшись, пока неизвестный выйдет из туалета, Филипп ухватил Уильяма за плечо.

– Что он сделал с тобой?

Уильям облизнул губы.

– Ну, он успел поцеловать меня. Несколько раз. Потом нагнул над столом… а еще…

– Зачем? – дыхание срывалось, бешенство охватило его. – Зачем ты позволил ему?

– Я не мог иначе! – вспылил Уильям и отбросил его руку. – Он тебя шантажировал! Он тебя… не имел права! Ты мой, мой! – Филипп ошеломленно замер, когда Уильям резко поднялся и обхватил его, шепча на ухо: – Только мой. Я никому не позволю… Пусть только попробует…

Кажется, он уже плакал. Филипп тоже обнял его, гладя ладонью по мягким, спутавшимся волосам.

– Не надо. Не надо, Уильям. Я люблю тебя, не надо…

– Ты простишь меня?

– О боже… нечего прощать, нечего. Но ты не должен был…

– Он ничего не успел, даже штаны с меня не стянул, – хмуро заговорил Уильям ему на ухо, успокоившись. – Гроувз пришел вовремя.

Филипп вздохнул, прижавшись сильнее. Сколько они так простояли, никто из них не мог бы сказать.

Потом Филипп оставил Уильяма приводить себя в порядок, а сам пошел собирать вещи. Франц, главный редактор отдела художественной литературы, встретил его лично. Он был худым, высоким мужчиной за пятьдесят, но живые карие глаза и энергичность говорили о том, что Франц даст фору молодежи.

– Располагайся, Филипп, здесь твое рабочее место… Одри очень высоко тебя оценила… да…

***

Декабрь 2013, пригород Дублина, Ирландия

– Не может быть! – воскликнула Грация, выглядывая из окна гостиной на улицу.

Ее сестры подбежали к окнам, желая узнать, что так удивило Грацию.

На подъездной дорожке стояло такси. Из него только что выбрались двое молодых людей в пальто, закутанные в шарфы. Таксист помогал достать сумки из багажника.

– Глазам своим не верю! – возмутилась Мария.

– Он говорил, что это будет девушка, – расстроенно сказала Роза.

– Он не говорил «девушка», – Изабелла единственная не потеряла самообладание. – Он сказал «любимый человек».

Да, так и сказал. Когда позвонил неделю назад и объявил, что приедет на рождественские каникулы не один. Мать загадочно улыбалась, а сестры гадали, как же выглядит та, кого выбрал их брат.

Выглядел он вполне обычно. Изабелла пристально разглядывала его, когда парни показались на пороге. Ничего сверхинтересного она не нашла: высокий, стройный, рыжий. Правда, глаза у него теплые и улыбка располагающая. А больше ничего. Почему-то Изабелле всегда казалось, что ее красавец-брат приведет в дом кого-то такого же неординарного. А в этом человеке ничего неординарного не было. Разве что он был мужчиной.

– Познакомьтесь, девочки, – Филипп провел своего бойфренда в гостиную, где собралась вся семья. Елка уже была наряжена, над камином висели любовно вышитые руками сестер носки. – Это Уильям Стэнфорд. Уильям, это моя мама, Альба Риччи, и сестры: Изабелла, Грация, Мария и Роза.

Уильям смущенно улыбался всем.

– Билл… для друзей просто Билл.

Он явно чувствовал себя не в своей тарелке, решила Изабелла. Филипп показал ему дом, потом повел наверх, чтобы разложить вещи. Грация и Изабелла снова уступили свою комнату.

Ужин был шумный и продолжительный. Всем хотелось узнать побольше о бойфренде Филиппа. Уильям терпеливо отвечал на расспросы, улыбался и время от времени поглядывал на своего парня. Филипп больше молчал, как и Изабелла.

В общем, он им понравился. Изабелла все еще недоверчиво косилась на него, но вечером, проходя из ванной мимо своей спальни, услышала обрывок разговора из-за неплотно прикрытой двери:

– У тебя отличная семья, Фил. Я бы хотел иметь столько сестер…

Такой тихий смех, полный гордости и нежности, Изабелла от брата еще ни разу не слышала.

– Теперь они твои сестры тоже. Ты им понравился.

– Надеюсь.

– Не волнуйся об этом, – она явственно различила звук поцелуя и покраснела, – они тебя полюбят, как только узнают ближе. Так же, как я.

Изабелла неслышно отошла от двери. В самом деле, какая разница, девушка или парень? Главное, они любят друг друга. А еще Билл обещал за столом, что они все вместе завтра пойдут на каток!

@темы: линии верности, творчество

URL
Комментарии
2017-02-25 в 02:30 

starga
Поживём-увидим,доживём-узнаем,выживем-учтём... .
Потрясающе.Mavka_Elza, СПАСИБО БОЛЬШОЕ!Спасибо что не бросила,Спасибо за потрясающих героев.Сейчас отосплюсь после работы(да,да читала на работе(не стыдно)). И перечитаю ещё раз и утащу сразу в копилочку и ещё раз уже на свежую голову напишу ещё раз.Вдохновения!

2017-02-25 в 12:25 

Mavka_Elza
starga, пожалуйста! если бы не читатели, может, возилась бы до лета)) так что это вам спасибо, всем, кто читал и комментил, переживал за героев.

URL
2017-04-29 в 15:43 

starga
Поживём-увидим,доживём-узнаем,выживем-учтём... .
Mavka_Elza, сегодня перечитывала твои Линии.Твои две работы ,да ещё трилогия Адамово яблоко,власть мёртвых и сумерки волков Погодиной-Кузьминой это лучшее что я прочитала с нового года.А кто то хотел всё снести нафиг.Великолепные работы перечитываю с большим удовольствием.Как закончишь свою новую работу тоже прочитаю (вернее читать начала,но жду когда закончишь).Спасибо и Вдохновения!

2017-04-29 в 17:31 

Mavka_Elza
starga, спасибо! Очень приятно читать такие комментарии, они большая редкость.
Новый текст должен быть закончен после всех майских праздников, если все пойдет по плану))) он мне и самой нравится, что странно)))

URL
2017-05-23 в 15:17 

Спасибо за живых героев, сильные перепетии в сюжете, интересные точные детали, хороший, стилистики грамотный язык. Не хочу отпускать ваших героев, тем более где-то мерзавец Нортон

2017-05-23 в 23:33 

Mavka_Elza
hfsdg, пожалуйста) я надеюсь написать еще пару историй из этой серии, но пока не знаю, когда) Нортон ждет своего часа так что.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Да. Нет.

главная